СТОЛЯРОЧКА
Главная
Статьи
Породы древесины
Текстуры
Пороки
Технология
Порезка
Сушка
Склейка
Обработка
Оборудование
Инструменты
Углы резания
Шлифовка
Сделай САМ
Резьба по дереву
Отделка
Справочники
Ссылки
Сделай свой сайт
Фотогалерея

Резьба XI-XVIII веков

Курс №2. Резьба по дереву в SolidWorks

О резном убранстве древнерусских деревянных построек прямых указаний в письменных источниках не сохранилось. Но едва ли можно сомневаться, что «в дивно украшенных, всякой лепоты, исполненных церквах и хоромах», о постройке которых говорится в русских летописях, резьба по дереву находила самое широкое применение.

Уже в XI-XII веках различные виды деревообработки носили характер ремесленного производства. В летописях встречается ряд упоминаний об артелях дереводелей (плотников), теслей (столяров), городников (специалистов по крупному строительству). В примерном перечне профессий, существовавших в крупных русских городах XI-XIII веков, отмечены, и резчики по дереву.

Доказательством применения рельефной резьбы в древнерусском зодчестве стали находки, сделанные во время археологических раскопок в Новгороде. Среди этих находок есть несколько украшенных разным декором архитектурных деталей. Интерес, в частности, представляет фрагмент деревянной колоны одной из построек, датированной началом XI века. Ствол колоны сплошь покрыт резьбой невысокого рельефа в виде ремневидных полос с желобком посредине, которые переплетаются между собой, создавая простые по форме, но нигде не повторяющиеся узоры.

Между переплетающимися полосками видны изображения кентавров и грифонов. Изображения эти имеют характерный для «звериного» стиля чисто декоративный характер с орнаментальной разделкой всех деталей – мускулов и шерсти зверей, складок одежды кентавров, крыльев грифонов. Резной декор новгородской колонны не может считаться единичным, случайным явлением. Он органически связан со всем русским декоративным искусством того времени, во многих областях которого основными элементами узора служили те же мотивы «звериного» стиля и переплетающихся полос (плетенки). Так, например, подобные изображения ук­рашают заставки рукописей, а также сере­бряные браслеты, кольца и серьги. Осо­бенно заметна взаимосвязь и преемственность художественных традиций меж­ду декоративной резьбой по дереву и "белокаменной" резьбой, покрывающей сте­ны русских соборов XI-XIII веков.

Высокий художественный уровень на­ходок, выполненных руками древних мас­теров, несомненно, определяется более ранним периодом развития монументаль­но-декоративной резьбы у древних сла­вян.

В нем виден сплав христианских и язы­ческих мотивов. Шестикрылые серафи­мы, фигуры святых и тут же фантастичес­кие изображения львов с "проросшими" хвостами, сирины, древа жизни.

Повторяющиеся волютообразные за­витки, напоминающие тканые узоры, по­резки, насечки, приемы скобчатой резьбы использовались резчиками для украше­ния (отделки) поверхностей монумен­тальной резьбы в XI веке.

В период с XI до XVI веков резчики ис­пользовали такие приемы, как профиль­ное наложение тела зверей, при котором очертания фигур образуют сложный, при­чудливый силуэт. Сюжеты взяты большей частью из апокрифических источников.

В изображении фигур святых с боль­шими головами, крупными чертами лица, расчесанными на прямой пробор волоса­ми, присутствовал народный характер барельефов.

Происходила более тщательная прора­ботка известных приемов, орнамента, обогащение заданных форм, так, напри­мер, путем введения в общую декоратив­ную композицию деревянной скульптуры. Черты реализма сочетались с очень обоб­щенной и лаконичной трактовкой в баре­льефе. Все чаще резчики обращались к ажурной прорезной, в основном позоло­ченной резьбе, в орнаменте стали появ­ляться объемно выполненные цветы.

Резьба XVI столетия, сохраняя творчес­кие достижения предыдущего периода, развивается в направлении все большего усложнения и обогащения орнаментальных мотивов. Простую плетенку покрыва­ли многочисленными ответвлениями, и весь узор превращался в фантастический растительный орнамент, в основе которо­го лежали изгибы стебля. Движения стеб­лей становились, не причудливо случай­ны, как раньше, а были построены по за­кону зеркальной симметрии с рядом ритмических повторов. Этот растительный орнамент носил название ''травы размет­ные", что весьма точно передавало харак­тер его композиционного решения, в ос­нове которого обычно лежали широко раскинутые симметричные завитки.

Выполняли такую резьбу чаще всего на маленьких липовых дощечках толщиной в 1-2 см; их плотно соединяли друг с дру­гом, так что их рисунки в дальнейшем сов­падали.

О деревянном резном убранстве граж­данских построек четырехсотлетней дав­ности можно судить по аналогии с памят­никами церковной резьбы или на основе письменных источников, в которых гово­рится, что "над вратами крестьян постав­лялись воображаемые звери и змеи и не­верные храбрые мужи" (кентавры).

Благодаря объединению в XVI столетии русских земель вокруг Москвы характер­ные местные особенности крупной рель­ефной резьбы по дереву постепенно сти­рались. На работу в Московские дворцо­вые мастерские привлекали искусных рез­чиков из других городов, они привносили своеобразные художественные традиции и производственные навыки, сложившие­ся в различных княжествах, но вместе с тем, и сами знакомились с творческими достижениями московских мастеров, И, возвращаясь на родину; использовали их опыт в своих работах. Кроме этого образ­цы Резного декора, выполненные в Моск­ве, посылались в дар монастырям и хра­мам, порой в весьма отдаленные части России, и тем самым оказывали влияние на развитие местной деревянной резьбы.

Влияние на русское зодчество оказали и, работавшие в Москве в конце XV – начале XVI века, итальянские архитекторы. В резьбе XVII века появился мотив вино­градной лозы, который получил широкое распространение; в растительный узор вплетали изображения птиц, сиринов и других сказочных существ, а также реальных голубей, попугаев, орлов.

Необходимо отметить, что в церковной резьбе XVIII века были полностью исклю­чены изображения фантастических еди­норогов, грифонов, сирин и "неясыти"; их присутствие оставалось только в убранст­ве светских зданий.

Общее направление развития русского искусства второй половины XVII века, в котором все сильнее начинали сказывать­ся реалистические тенденции, стремле­ние к более объемной передаче форм и многоплановому построению компози­ции, нашло яркое отражение в трактовке Резного декора кораблей. Наряду с плос­кой, решенной в двух планах резьбой, главное очарование которой заключалось в ритме линий и красоте коврового узора с заоваленной поверхностью, например, в традиционной кудринской резьбе, полу­чила развитие так называемая флёмская резьба высокого рельефа, где художест­венная выразительность была основана на сложных и разнообразных соотноше­ниях объемных форм, образующих бога­тую игру светотени. В Россию формы этой резьбы проникали благодаря работавшим у нас иностранным резчикам и очень рас­пространенным тогда иллюстрирован­ным изданиям, чаще - Библии или отдель­ным гравюрам - "фряжским листам", по терминологии того времени. В этих изда­ниях сюжетные изображения окружали обычно рамой, украшенной богатой ор­наментикой, которую резчики охотно ис­пользовали в своих работах.

Искусные мастера, такие как старцы Арсений, Ипполит, Клим Михайлов, Гера­сим Окулов и другие внесли большой вклад в развитие этой резьбы, принимали участие в декоративном оформлении большинства крупных построек того вре­мени в Москве, Коломенском, Новом Ие­русалиме и Валдайско-Иверском монас­тыре. Основным художественным цент­ром декоративной резьбы по дереву во второй половине XVII века стала одна из мастерских Московской Оружейной Па­латы, носившая название ''Палата резных и столярных дел". Здесь в творческом сотрудничестве искусных резчиков с крупнейшими иконописцами создавали своеобразные формы флёмской резьбы. Её выполняли в высоком рельефе, решенном в разных планах и в отдельных деталях, который переходил в круглую скульптуру. Основным мотивом флемской резьбы служил растительный орнамент, покрывавший почти всю украшаемую поверхность. Он состоял из пышных гирлянд и разнообразных переплетений, плодов, цветов, и листьев.

Широкое распространение в русской деревянной резьбе второй половины XVII века получили также различные архитектурные мотивы в виде прямых и витых колонок, кронштейнов, раскрепованых карнизов.

В это время всю резьбу покрывали великолепной позолотой, в выполнении которой русские мастера достигли необычайного искусства, делая поверхность либо матовой, либо блестящей. При этом сама позолота имела разнообразные оттенки красноватых, зеленоватых и желтоватых тонов. В отдельных местах резьбу выполняли на цветных или расписных «под-аспид» фонах (иконостас Смоленского собора Новодевичьего монастыря в Москве, сделанный в 1683 – 1685 годах резчиками Оружейной Палаты со Степаном Зиновьевым, Климом Михайловым и Осипом Андреевым во главе).

Иконостасная резьба конца XVII и начала XVIII веков имела большое влияние на развитие корабельной резьбы, внося в нее самобытные черты народного творчества. Плоскорельефную и рельефную виды резьбы, которые называли глухими или корабельными, с давних пор широко применяли на военных и торговых кораблях еще во времена Ивана Грозного.

Первая четверть XVIII столетия (эпоха петровских реформ) была новым этапом в развитии монументально-декоративной резьбы. Здесь, как и в других областях, шел процесс внедрения стилистических направлений от пышного барокко до изысканного рококо, царивших в то время в большинстве западноевропейских стран.

Начиная с XVIII века, в русском искусстве особенно ясным стало разделение на два направления: народное и светское. Хо­тя это разделение было весьма условным, так как в обоих случаях основой являлись традиции древнерусского искусства, а са­ми направления постоянно соприкаса­лись и соответственно оказывали влияние друг на друга. Искусство народных масте­ров было тесно связано с крестьянским бытом, поэтому в городских условиях, где отмечалось стремительное изменение ук­лада жизни, в частности, приближение его к западноевропейскому, происходило и изменение характера искусства резьбы по дереву.

В начале XVIII века были изменены и сами формы организации работ по вы­полнению Резного декора. Согласно указу Петра I в 1711 году были закрыты мастер­ские Оружейной Палаты, среди них Пала­та резных и столярных дел - наиболее крупный центр русской декоративной резьбы XVII века. После закрытия "масте­ровые люди разных художеств" были пе­реведены в Петербург, где были созданы новые учреждения, объединившие все ра­боты по строительству и декоративному убранству зданий. Сначала таким центром являлась Канцелярия городовых дел, а с 1721 года - Канцелярия от строения двор­цов и парков.

Другим крупным центром декоратив­ной резьбы по дереву в начале XVIII века стало Адмиралтейство, куда перешли многие резчики Оружейной палаты. Од­нако строительство флота в этот период приняло настолько широкие масштабы и потребовало такого количества работни­ков, что на Охте, близ Петербурга, было создано целое новое поселение плотни­ков, столяров и резчиков. Собранные приказом Петра I в 1721-1722 годах из разных районов России, по преимущест­ву тех, где были особенно развиты дере­вообрабатывающие промыслы. Они явля­лись носителями не только определен­ных технических навыков, но и сложив­шихся в этих районах  художественных традиций.

Безусловно, большое влияние на все русское искусство и, в частности, на резь­бу по дереву, оказали приглашенные Пет­ром I иностранные мастера, в том числе резчики, такие как Кондрат Оснер, Нико­лай Пино, Конрад Ган и другие. Многие из них долгие годы прожили в России. Каж­дый из этих резчиков имел русских учени­ков, которых обязан был обучать приемам своего мастерства.

Сохранились также сведения о том, что среди заграничных пансионеров Петра I в Западную Европу для усовершенствова­ния в декоративной резьбе по дереву были посланы П. Жиряков и К. Воронов. В Гол­ландию для обучения "кабинетному делу" были отправлены Михайло Нерыцкий и Яков Арсентьев. Также много других та­лантливых русских мастеров было посла­но за границу для обучения и усовершен­ствования. Своеобразное отражение полу­чило в резьбе петровского времени и яв­лялось характерным для всего европей­ского искусства XVIII столетия увлечение "китайщиной" (дворец Монплезир).

Курс №2. Резьба по дереву в SolidWorks

Декоративная резьба по дереву занима­ла значительное место во внутренней от­делке дворцовых зданий первой четверти XVIII века, во многом определяя характер их общего художественного решения. Долгое время считалось, что резьба вы­полнялась в основном жившими в России иностранными мастерами. Однако изуче­ние архивных документов показывает, что иностранцы чаще всего являлись только авторами проектов и моделей, а иногда и просто подрядчиками, саму же резьбу в материале выполняли русские резчики Оружейной Палаты, Адмиралтей­ства, Канцелярии от строения охтинских поселений и другие.

Наряду с резчиками большая роль в ис­тории развития резного декора принадлежит и корабельным мастерам. Наряду с чертежами и рисунками корабельные ма­стера делали нередко и модели судов. "Когда такой корабль отстроят, то надле­жит приказать тому мастеру сделать поло­винчатую модель на доске. И оную, купно с чертежом, по спуске корабля, отдать в коллегию Адмиралтейскую".

В Адмиралтействе хранились также чертежи и модели собственных трудов Петра I. Нос судна делали в виде скульп­турного изображения - иногда человечес­кой фигуры, но чаще всего стоящего на задних лапах льва с разинутой пастью и развевающейся гривой. Огромная голова зверя не соответствовала по своим разме­рам его небольшому туловищу, зато пре­красно сочеталась с масштабами всей но­совой части корабля. Резной декор на кор­ме был связан с изображением мифологи­ческих божеств, олицетворяющих водную стихию: Нептуна, нереид и сирен, окру­женных дельфинами и тритонами. Орна­ментика корабельной резьбы состояла из характерных для декоративного искусст­ва XVIII века мотивов - картушей, валют, раковин, пальметок, листьев аканта, гир­лянд из тюльпанчиков. Корму менее круп­ных судов (пипки, яхты, боты и т. д.) не­редко украшали только одной декоратив­ной композицией, обычно имевшей ге­ральдическое построение. Сами суда ок­рашивали в различные цвета: желтые, чер­ные, зеленые, а резьбу покрывали богатой позолотой. Резное убранство судов, выполняемое русскими умельцами, работавшими чаще всего совершенно самостоятельно на вер­фях, расположенных вдали от центра, бы­ло по всему образному и декоративному складу особенно близко к народному твор­честву. И выражалось в лаконичной выразительности форм, контрастном сочета­нии ярких локальных цветов, а также в технике выполнения резных работ прямо в дереве без восковых моделей.

 

При написании статьи была использована литература: